• «О новой жизни в ДНР»

    Опубликовано 21 Май 2019 adminGWP Отзывов нет

    «О новой жизни в ДНР»

    Попробую рассказать как выглядит повседневная жизнь в т.н. «ДНР». 

    Современная жизнь в т.н. «ДНР» напоминает второе издание девяностых — резкое проседание жизненного уровня и такая же безнадега вокруг. Что сразу бросается в глаза, — так это люди. Их гораздо меньше, чем было раньше, — визуально раза в два. Соответственно, меньше на улицах и автомобилей. Дорогих так почти что совсем нет. И люди другие. Лиц трудоспособного возраста очень мало. На улицах или ковыляющие пенсионеры, или школьники. Да и те появляются только в рабочий день и днем. В выходной улицы стоят пустыми, если псевдовласть не организовала какой-то бутафорский праздник. В будни уже никого нет в семь вечера, как только чуть начинает темнеть. Вечером опасно появляться на улице, «правоохранительные органы» могут без всяких причин забрать «на подвал». В это время бегают только бездомные собаки, которых развелось очень много. 

    Донбасс, вопреки ностальгическим воспоминаниям, и до войны не был таким уже райским местом. Да, тут были богатые и очень богатые, но было полно и бедных — тех же пенсионеров или обитателей бывших рабочих поселков. А теперь всех богатых как будто куда-то вывезли, а бедные остались и обеднели еще больше.

    Цены жутко высокие. Продукты стоят в полтора, а то и в два раза больше, чем в Украине. И при этом это очень плохие продукты — почти нет нормальной «молочки» из молока, в основном дрянь на пальмовом масле. Есть, разумеется, белорусские сметана и кефир — но они стоят в два раза дороже, и их никто не берет, поэтому такое завозят буквально по пять-шесть бутылок в день на точку. Все остальное — местное, российское или псевдобелорусское (местное под завлекательными названиями вроде «Белорусская ферма») — редкостная гадость.

    Ассортимент даже в больших супермаркетах на редкость убогий — на уровне довоенного магазинчика «возле дома». Огромные стоянки перед супермаркетами стоят пустые, а внутри половина торговых площадей огорожено, потому что торговать там нечем. Половина ламп выключена и работает одна – две кассы. 

    Вопреки рассказам «республиканских» СМИ, коммуналка не такая уж и дешевая. Да, тарифы ниже, чем в Украине, но тут с 2014 года цены на услуги поднялись «всего лишь» в два раза, а остальное выгребается через цены на продукты. Доходов с трудом хватает на жизнь. В Украине хотя бы сделали субсидии для людей с небольшими доходами, а тут – только 4 года обещаний. 

    А доходов, собственно, никаких и нет. Пенсии мизерные — 2-3 тысячи российских рублей. Поскольку богатых нет, то вся сфера услуг навернулась. Во всей т.н. «ДНР» остались только «ахметовские» предприятия, но и там многих сократили, а оставшимся платят копейки. Заводы, правда, пыхтят, и коксохим каждое утро выпускает на спящий город облако ядовитого дыма — очистные сооружения давно сломаны, а здоровье местного населения никого не волнует.

    Есть еще одна забавная местная особенность. Топографически «народные республики» – это кусок Украины, который взяли и вырезали, огородив со всех сторон заборами, и замкнув на самого себя. Из-за этого учреждения и заведения сферы обслуживания населения выглядят смешной пародией – будто в детском саду ребята играют в магазин и расплачиваются за камешки-товары листочками: банк, у которого по городу есть целых десять банкоматов, и карточкой которого можно расплатиться исключительно в магазине, стоящем через дорогу; почта, с помощью которой можно послать письмо аж в соседний город; мобильный оператор, отжавший чужую сеть, и действующий на площади в несколько десятков квадратных километров, да и то не везде; вокзал с рельсами, где вообще нет пассажирского движения.

    Но, говоря в общем, все местные особенности – исключительно результат огораживания и прихода «Русского мира», без обещанного народовластия и процветающей жизни рабочих. «ДНР» сегодня – это унылый и привычный убогий постсоветский мир. Любой его житель – от Москвы до Душанбе — сразу почувствует тут себя, как дома. Отличия чисто количественные, а качественно это все тот же мир упадка, идущий к смерти и лишенный какого-либо приемлемого будущего. Даже автобыдло на «Мерседесах» все то же – только что на «Мерседесах» номера ДНР, а то и вовсе военные.

    Еще здесь идет «война», причем российские источники уверяют, что даже гражданская. «Война» заключается в том, что по городу ходят солдаты в мешковатой зеленой форме с невнятными знаками различия, иногда проезжают военные грузовики, и после одиннадцати вечера на улицу выходить запрещено. С наступлением темноты по улицам расхаживают какие-то патрули, цепляющиеся к подросткам, поэтому приходится постоянно таскать с собой паспорт.

    И время от времени слышна пальба из тяжелых орудий, к которой все давно привыкли и не обращают на нее ни малейшего внимания.

    Это все, разумеется, относится к так называемому тылу. На «линии фронта» идут постоянные перестрелки, вызванные самыми разными причинами, – от политических провокаций (поскольку стрельба всегда усиливается перед очередными минскими посиделками) до «солдатам нехрен делать». Официально же, все «республиканские» СМИ под копирку рассказывают, что всегда стреляет исключительно украинская сторона, поскольку там собрались одни выродки, а «богатыри-защитники ДНР» только вынужденно отвечают, да и то, крайне щадяще. 

    В итоге, жизнь в республиках – что-то типа быта индейцев в резервации. Существовать как-то можно, но совершенно не понятно, зачем.

    В реализации всего описанного исключительная заслуга принадлежит РФ — от замысла до непосредственного воплощения. От первичной раздачи автоматов людям с низкой социальной ответственностью до отстрелов независимых командиров и всесилия российских «кураторов». Донецкие тут использовались исключительно на подтанцовках – как наемная и ничего не решающая сила. Да и то не все донецкие, а лишь некоторый специфический контингент, не задающий вопросов.

    Наказание за свое предательство регион понес жуткое. Особенно жутко, что большинство-то жителей региона не хотело ни в какую Россию и никакой ЛДНР. В отличие от испугавшихся ответственности за содеянное ментов и криминала. Ну, и умалишенной части жителей Донбасса, у которой в «душе» свербел русский мир и которая показательно боялась укронацистов из российского телевизора.

    Без рубрики